Все смешалось на Горе Эмильонской

Пролог

… Ранние декабрьские сумерки уже начинали окутывать Москву, когда через одну из арок Третьяковского проезда к памятнику Ивану Федорову вышел человек. Перейдя Охотный ряд, он скрылся в проходе между двумя зданиями напротив, — туда, где узкий проход вел вглубь двора. Несколько шагов — и он сворачивает в дверь налево. Там его уже ждали — перекинувшись парой фраз с встретившей его у входа девушкой, он попадает внутрь, увлекаемый желанием… На календаре – день католического Рождества, но мы как будто попали на карнавал: все здесь в масках, всё здесь не то, чем вроде бы должно быть — и уж совсем не то, чем поначалу кажется!

Действие первое

Едва войдя, он выхватил взглядом закутанную в темно-красный бархатный плащ фигуру. Цвет, фактура, струящаяся ткань одежд — не перепутаешь, да и распорядитель уже шепчет на ухо: «100% Мерло…» Но «под маской леди, краснее меди — торчали рыжие усы»! Стоило только приблизиться, как незнакомец резко срывается с места, и, проходя мимо, сильно толкает тебя в плечо — так, что невольно отступаешь метра на полтора: плащ явно скрывает мускулистого атлета, да ещё и одетого в тяжелый панцирь. Да, близкое знакомство лучше отложить – хотя бы на часок, а может быть, — и года на три-четыре…

Бордо

“Но уж со вторым-то Мерло я постараюсь быть поосторожнее!”, — подумал он. Хотя… это оказалась благородная дама в пышной широкополой шляпе, обильно украшенной ягодами аронии и зрелой черной смородины… Но как опасно с ней заигрывать! Едва ты попытаешься деликатно поместить руку ей на талию, приготовившись к туру вальса, как она сама с силой притягивает тебя к себе — и начинается вовсе не вальс, а какие-то дикие половецкие пляски, переходящие в воинственный танец североамериканских индейцев…

Не дожидаясь начала человеческих жертвоприношений, он попытался вырваться — и тут же заметил, как на него в упор надменно взирает расфранченный кавалер в пышном парике и не менее пышном кружевном воротничке. Тщательно скроенный костюм, равно как и обилие перстней, подвесок и цепочек, явно указывали, что франт был блендом; и в самом деле, он и не думал скрываться, сразу вручив визитку, на которой, кроме Мерло, действительно значились Каберне Совиньон и Каберне Фран. Однако уже с первых минут разговора выяснилось, что апломб красавца – по большей части напускной: гнетущей мощи и сверхгустого аромата не обнаружилось, напротив — собеседник оказался таким дружелюбным, открытым, лёгким и приятным в общении, что отвлечь от него внимание могло только появление нового персонажа — иностранки-аристократки. Сразу было понятно, что она нездешняя: на окружающих дама смотрела слегка свысока, да и вообще, кажется, лучше всех вокруг осознавала, насколько она стройна, грациозна и изысканна — и в одежде, и в манерах, и в движениях… Но как же приятно было просто наблюдать за ней, а на ум сами собой приходили слова лирической баллады…

Бордо

Действие второе

Но на стене висят часы, изображающие китайского мандарина, — висят, как то самое ружье, которое должно обязательно выстрелить…
И вот, по мере того как стрелка на часах неуклонно приближается к двенадцати, мандарин оживает и начинает корчить странные гримасы… Стоило ей только сделать последнее движение, как облик окружающих начал стремительно меняться, а всё вокруг вдруг закрутилось вихрем и завертелось водоворотом: рыцарь-атлет превратился в идеально сложенного, похожего на Аполлона красавца, у рубахи-парня вдруг обнаружились вьющиеся кудри и бледное лицо поэта, да и на губах заиграла скептическая, даже немного кисловатая улыбка. Необузданная же Кармен ударилась оземь и предстала кроткой жертвенной Микаэлой… И вот чьи-то руки обвиваются вокруг моих плеч, последние силы покидают меня, и я окончательно исчезаю в хороводе наслаждения, не имея ни сил, ни желания сопротивляться…

Бордо

Занавес

Место действия:

Винотека «Goos`to wine», дегустация «Время пить Бордо» от Château Lestage и его дистрибьютора Impulsion Trade;

Бордо

Действующие лица и исполнители:

Часы-Мандарин: символ времени; в 2012-м году в портфеле хозяйства вино «Tage de Lestage» (моносортовое Мерло, до этого «первое» вино шато) поменялось местами с Château Lestage, — классическим бордосским блендом, которое с этого года стало формально «первым»;

Рыцарь в бордовом плаще: Château Lestage Montagne-Saint-Émilion АОС — 2013, 100% Мерло; пока молодое, но весьма многообещающее (при должном «воспитании» временем) вино;

Бордо

Аполлон: «Tage de Lestage» Montagne-Saint-Émilion АОС — 2012, 80% Мерло, 13% Каберне Совиньон, 7% Каберне Фран; так вышло, что в дегустации приняли участие последнее «первое» — моносортовое Мерло «Tage de Lestage» 2011-го года, и первый бленд «Tage de Lestage» — 2012, формально ставший «вторым» вином, но оказавшимся настоящим свидетельством искусства скульптора: автор этого мощного, но сбалансированного ассамбляжа — настоящий художник!

Рубаха-парень: Château Lestage Montagne-Saint-Émilion АОС — 2011, 80% Мерло, 13% Каберне Совиньон, 7% Каберне Фран;

Поэт-романтик: «Tage de Lestage» Montagne-Saint-Émilion АОС — 2013, самое «нервное», импульсивное, но и самое деликатное вино вечера, с мягким, шелковистым финишем и нежной кислотностью;

Иностранка: «Pavillon Haut-Lestage» Saint-Émilion Grand Cru АОС — 2012, выступавший «вне конкурса» гость – старший по происхождению сосед Château Lestage, классический, мягкий и ягодный образчик этого апелласьона с преобладанием Мерло (его 90%, остальное – Каберне Совиньон), настоящая «дама, приятная во всех отношениях»;

Кармен, она же Микаэла: «Tage de Lestage» Montagne-Saint-Émilion АОС — 2011, 100% Мерло. Этой красавице удалось покорить сердце одного западного — заокеанского гостя, заполучив в качестве мантильи яркий шлейф восточных специй во вкусе: здесь впервые вместо французского дуба был использован американский; впрочем, там, где участвует цыганка, без интриги читатель все-таки не останется: этот «роман с американским дубом» имеет одну весьма специфическую особенность, которую пытливый читатель легко может обнаружить на сайте шато.

Вместо эпилога: между брутальным Мерло и куртуазным Каберне

Зрители расходились довольные. Конечно, приятно провести время за приятной беседой в достойной компании, — такой, как безупречно любезные, предупредительные Château Lestage – 2011 или «Pavillon Haut-Lestage». Но почему-то в этот вечер, полный ярких интриг и удивительных превращений, хотелось чего-то яркого и необычного. Поэтому «пофлиртовав» немного с блендами, многие все-таки обратили свои взоры к многоликому «Tage de Lestage» — 2011. Как только не величали его «атаку»: и мощное, и напористое, и наглое, и даже «нахрапистое». И это о Мерло, — универсальном шелковистом умиротворителе, часто сдерживающем и округляющем дерзновенные порывы своих коллег по бордосскому бленду… Пусть американский дуб и нюансы технологии, — но, без сомнения, перед нами был настоящий Правый берег, — вино, показавшее и характер, и сложность, и достойный потенциал к дальнейшему развитию. Ради таких вот впечатлений мы и выходим на винные дороги…

Автор: Павел Майоров