Выжимаем сок из «Мистера Амароне». Ланч с Президентом MASI в «Маритоццо

Вряд ли в России найдётся много любителей вина, которые ни разу не имели дела с винами Masi из Венето. Но всё-таки в портфеле у «Белуги» нашлось кое-что эксклюзивное, своеобразное «супер-речотто от Мази». В полном соответствии с технологией appassimento, концентрация и насыщенность ароматов, силы и вкуса достигла максимума – Москву посетил сам Dottore Sandro Boscaini, представитель шестого поколения семьи владельцев и нынешний президент MASI Agricola S.P.A. Впрочем, после того как в свет вышла написанная о нём книга, его часто величают по её названию: Мистер Амароне. Звание, кончено, броское, сочное – да и с точки зрения маркетинга тоже «что надо», тем не менее, оно, кажется, не отражает всей широты личности нашего гостя. Ведь созданием Амароне его миссия в винном мире далеко не ограничивается…
Скорее уж пусть – Синьор Венето.

Masi

Однако нет ли здесь противоречия? Ведь известно, что география вин Masi не ограничивается не только родным Венето, но и Италией — и даже Европой. Но в том-то и дело, что нет.
Когда в апреле «Белуга» представляла другого винодела с «мировым охватом» – Жерара Бертрана — лейтмотивом был «терруар – это всё». Здесь же разговор пошел иной. Послушайте по-итальянски страстный, увлекательный рассказ винодела, испробуйте ещё раз его вина — и поймёте, что, в отличие от своего коллеги из Лангедока, синьор Сандро старается привнести немного своего родного Венето всюду, куда приводят его винные дороги. И это не только взгляд на виноделие, ценности и философия, но и вполне конкретные вещи – местные традиционные технологии и сорта винограда.

Не помню точно, сколько точно баллов по “Wine Enthusiast” в эмоциональной (да и может ли она быть какой-то ещё) оценке вина прибавляет дегустация c презентацией от импозантного, лощеного, уверенного в себе г-на Бертрана. Но синьор Боскаини, может быть, не такой харизматичный с виду, но удивительно убедительный по сути, точно «накидывает» не меньше. Хотя есть одна проблема: куда прибавлять эти баллы, если вино и так уже имеет близкую к высшей оценку?!

И такое вино на ланче в Maritozzo было, но сначала представим иллюстрации «миссии Мази», первым делом для соседей-итальянцев.

Вообще-то технологии подвяливания или подсушивания используют не только в Венето, но и во многих других регионах Италии — так что же Masi несут соседям? Во-первых, виноград подвяливают в основном для производства сладких вин, а «конёк» Мази – именно сухие. Ну а во вторых, синьор Боскаини не зря получил свои громкие звания, регалии и титулы: здесь не просто пестуют «наследие отцов и дедов», а очень серьёзно изучают и совершенствуют всё связанное с аппассименто, в Masi даже есть своя «комплексная научная группа». Так что они предлагают не какие-нибудь гипер-традиционные, если не сказать архаичные технологии типа тосканского говерно, а вполне современные, научно выверенные решения.

Но довольно и умозрительных рассуждений и «сухих цифр» — посмотрим, что в итоге оказывается в наших бокалах.

Вот хорошо нам всем знакомое “Masianco” из Граве. Вообще-то во Фриули для придания дополнительной сложности и глубины белым винам в основном пользуются техниками, связанными с выдержкой в контакте с кожицей и «оранжевыми» технологиями. Но при этом заслуженной славой пользуются сладкие Пиколиты и Вердуццо. И вот именно 15 процентов слегка подсушенного Вердуццо добавляют к универсальному Пино Гриджио, чтобы получить это вполне сухое вино, наверное, чтобы избавить его, хотя бы в раскрытии, от фирменной «пиногиджиевой» легкомысленности.

Если Masianco и до этого было испробовано не раз, то молодое “Mas’Est” из Трентино стало для меня премьерой, причем премьерой неожиданной и даже слегка ошеломляющей — настолько оно оказалось непохожим на остальные представленные в тот день вина. Приятно, что Masi не замыкаются в рамках своего стиля и вполне способны изрядно встряхнуть аудиторию. И вот в кантине Conti Bossi Fedrigotti в Роверето появилось это хрусткое, бодрое, задорное вино. Трентино в нём представлено местным автохтоном Марцемино, а Мази, разумеется, аппассименто на 30 процентов винограда с сорока днями винификации. Так что, несмотря на молодость, классической фруктовости здесь не наблюдается вовсе: только серьёзные — несладкие, слегка горьковатые ягоды, кислотность яркая и небанальная, какая-то северная, клюквенно-брусничная… Это не дружелюбно виляющий хвостом пудель, а скорее игривый кот, ласково прикусывающий вам пальчик. А довольное урчание после сытной трапезы в сопровождении “Mas’Est” обеспечиваете уже вы сами.

Путешествие по миру закончим в компании Corbec Rosso di Argentina из долины Tupungato. Высоты там превышают тысячу метров, но и туда Мази добрались со своими Корвиной и Корвиноне – и со своим аппассименто. И, надо сказать, не зря: тридцать процентов подвяленной Корвины прекрасно дополняют типическую пышность Мальбека, и вино в раскрытии оказывается гораздо более комплексным и нетривиальным, чем может показаться по первой «жарко-мальбековой» ноте.

Но пора вернуться в Венето, где у Masi найдётся масса всего интересного, и, это, кстати, далеко не только Амароне. Что же они делают на родине и для родины? Посмотрим, а вернее, попробуем.

— По заветам дедов: Osar

Причуды винных дорог таковы, что это было первое из вин Мази, которое я попробовал лет около десяти назад, так что и Озар, и сорт Озелета («Птичка»), из которого вино сделано, не казались мне чем-то редким и экстраординарным. И только теперь довелось узнать, какая захватывающая у них история. Как это не раз случалось в подобных ситуациях, этот поздно созревающий, капризный и малоурожайный сорт с маленькими ягодками в позапрошлом веке понемногу терял свои позиции, а после эпидемии филлоксеры и вовсе сошел на нет. Но дедушка синьора Сандро помнил – и рассказывал внукам о том, что Боскаини когда-то активно с ним работали. Так что потомки посчитали своей миссией вернуть миру сей сорт, неизвестно как переживший трудные времена в количестве буквально нескольких дофиллоксерных лоз. Годы труда и пестования — и вот теперь это «маленькое Каберне Вальполичеллы» активно радует почитателей насыщенных, танинных, прекрасно пригодных к длительной выдержке вин: недаром на нашем ланче OSAR был самым «возрастным» — урожая 2011-го года, завершая программу дегустации как мощное tutti – симфонию.

— Пятьдесят лет на благо общества: Campofiorin

Вообще-то декларации топовых виноделов о желании дать рынку и людям качественное, но более демократичное по цене вино совсем не новы, но в ценообразовании речь зачастую идёт больше о рыночном позиционировании, чем о реальной себестоимости. Однако в применении к аппассименто цена действительно имеет вполне арифметическое обоснование. Ведь все эти поддоны, стеллажи, время, требующееся на подвяливание, специальные усилия на виноградниках и при сборе имеют вполне конкретное денежное выражение, не говоря уже о самой убегающей из ягод во время сушки воды.

Настоящее Амароне не может стоить дешево, но что же делать, если всё-таки хочется чего-то этакого? Ответом на этот вопрос и стал Кампофьорин — пионер категории «Ripasso», пятидесятилетний юбилей которого мы с большой радостью отпраздновали в компании Доктора Сандро Боскаини бокалом «юбилейного» винтажа 2014 года. Берём в одну руку бокал, а в другую – счёты, здесь всё конкретно. Процент подвяленных ягод меньше — всего двадцать пять. Сам процесс «усушки» занимает пять-семь недель вместо трех-четырех месяцев, в результате чего ягоды теряют в весе в два раза меньше. На выходе имеем «Пред-Амароне» — на пару градусов менее алкогольное, более лёгкое в теле, но вполне сложное, достаточно плотное по структуре, насыщенное и танинное, непростое и способное к долгому вызреванию вино, во всяком случае, я свой заветный магнум пока трогать не буду.

-Спасайся кто может или каждый за себя: Амароне

Всё-таки не следует забывать, что Masi – не маленькая бутиковая винодельня, а большая система. Duty-Free по всей Европе должны получать своё надежное проверенное Амароне «Костасера» регулярно и без перебоев, поэтому полагаться на капризную природу позволить себе нельзя.
Но правильное подвяливание винограда возможно только при соблюдении правильного режима температуры и влажности: как же это обеспечить, не отходя от принципов ответственного виноделия? Тема скользкая как пораженная плесенью ботритизированная виноградина, но синьору Боскаини здесь совершенно нечего скрывать. Вот тут-то нам и пришлось узнать про то, что НАСА – это вовсе не про Америку и не про космические полёты. Или всё-таки про космос?

Напомните, знающие люди: в какой космической саге или эпопее командир звездолёта всё время приказывал поднимать защитные энергетические щиты при приближении очередного корабля с инопланетными монстрами? А теперь представьте себе, что фруттайо (помещение, где подвяливается виноград) Мази при наступлении неблагоприятных погодных условий превращается как раз в такой космический корабль: бесшумно закрываются двери, опускаются шторки на окнах, и в дело вступает специально запрограммированная климатическая система. Это работает система NASA (Natural Appassimento Super-Assisted).

Каждый производитель Амароне должен так или иначе решать эту проблему, общих подходов и правил на этот счет в апелласьоне не существует, и каждый спасается сам — так как может, причем с разной степенью честности и натуральности. Но для Мази приоритетом является именно натуральность, синьор Сандро подчеркивает, что NASA просто воссоздаёт необходимые параметры внешней среды, когда природа подводит. Всё это используется эксклюзивно Masi и разработано их научной командой вместе со специалистами Миланского университета.

Но всё-таки к космосу наша NASA от Мази тоже имеет отношение. Вернее, к их «космическому» Амароне. Всю эту систему стоило создавать хотя бы и для того, чтобы избавить мир от опасности потерять настоящего инопланетного гостя нашей дегустации: «Vaio Armaron» Serego Alighieri Amarone della Valpolicella Classico DOCG. Это весьма «малотиражное» вино с отдельного виноградника, так что вряд ли стоит пытаться делать какие-то обобщения и встраивать его в линейку вин Masi. Настоящая «вещь в себе», абсолютный индивидуалист — только его частично выдерживают в бочках из черешни. При всей своей мощи и спиритуозности (15 процентов), вино поражает своей лёгкостью и какой-то летящей текстурой. И строгой, благородной глубиной. Это как раз тот случай, когда даже общество и обаяние создателя вряд ли сделают его лучше: а куда ещё? Наслаждался этим вином ранее, с огромным удовольствием увиделся с ним снова и с нетерпением ожидаю новой встречи…

Автор: Павел Майоров

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *